искусство в пространстве : лэнд-арт, эко-арт, энвайронмент, паблик-арт, стрит-арт
 
   
   
 
   
   
о проекте правила использования контактная информация
   
 
 
 
 
 
 
  Работы Дэвида Нэша

ДЭВИД НЭШ. ЯЗЫК МАТЕРИАЛА

продолжение : страница 2

По материалам журнала Contemporary Visual Arts

Природная витальность древесины - существенный ингридиент в его работах "Треснутый короб" и "Треснувшая и Искривленная Колонна". Цвет лишь недавно проник в его работу. Собирая семена диких голубых колокольчиков из его леса - медленно и старательно - он создал потрясающее кольцо живительной кобальтовой лазури на холсте, которое он поместил над кругом окрашенных голубым цветом семян. Синий цвет был всегда цветом бесконечности и в ранней христианской иконографии был связан с чистотой и Мадонной. Все элементы здесь являются напоминанием о природном цикле между семенем и цветком. Другие работы Нэша являются своего рода развитием идей, заложенных в его "Ясеневом своде" или же служат тому, чтобы дополнить, зафиксировать или дать иное измерение его скульптурам.

Хотя так принято в Уэльсе - он проводил здесь в детстве все свои каникулы еще перед тем, как окончательно тут поселиться - Нэш путешествовал много. Он работал в Америке, Тасмании, Хоккайдо в северной Японии и Испании. Тотемные столбы, покрытые специфической резьбой, обнаруживающей влияние Гауди, были сделаны им в Барселоне, где департамент садоводства предоставил для этого различные сухие деревья, даже пальмы. Он делал печи из снега и бамбука в Японии и обожженные тотемические колонны в Лесном Парке Сент-Луиса. Среди его наиболее значительных произведений - змеевидные, извивающиеся корабли, создающие образы, наполненные ассоциациями, связанными с открытой восприимчивостью женского начала и эректальностью мужского. Или же те барки или рыбаьи лодки, что переправляют нас из одной жизни - духовной или физической - к другой. Его скульптуры постоянно обращаются к повседневному - очаг, который согревает, стол, чаша или ложки, при помощи которых мы едим, даже Алтарь, как "Древний Стол". Во всем этом ощущается как определенное остроумие, так и какая-то искренняя, по детски непосредственная игра, как в его странном длинношеем "Убусе", с его сюрреальным, зооморфным существованием.

Работы Дэвида Нэша

Начиная с 1983 года он делал лестницы - узкие и длинные, поддерживающие сами себя структуры, имеющие для того чтобы устоять, по крайней мере три опоры. В своем лесу он пробует фактически "вырастить" лестницу, подрезая ветви растений и прививая черенки различных деревьев вместе. Конечно, импульс для создания подобных работ мог в значительной степени носить и чисто "скульптурный" характер, но имеется и очевидный метафорический резонанс другого плана, скажем, с лестницей Якоба. Это и безопорные конструкции, сделанные из эвкалипта в США, дуба в Хельсинки и липы в Англии, которые действуют как визуальные тропы в другое, спиритуальное царство. Нэш всегда старался быть осторожным с использованием очевидно христианской иконографии, но не так давно, в 1994 году в его монументальной работе "Врата Тьмы и Света", показанных в Японии, и некоторых его других работах, он открыто использует крестообразные формы, выжигая и вырезая их образ в древесине.
Как и Бойс перед ним, Нэш стал (хотя он, пожалуй, слишком скромен, чтобы принять такое звание) своего рода современным шаманом. Он приносит сырой, необработанный природный материал в город и становится посредником между ними. Используя свое знание мира природы и его лесов, и науки возделывания и садоводства, он создает спиритуалистический дискурс между природой и культурой, материей и духом. Можно сказать, он вовсе не является хиппи нью-эйджа, Железным Джоном Роберта Блая уэльских лесов.Он один из тех художников, кто глубоко заинтересован работой с внешними элементами современной скульптуры, тот, кто имеет смелость позволить себе повернуться спиной к во многом суетному, пустому и тщеславному искусству столицы, твердо придерживаясь собственного видения мира. Его работы возможно менее приятны глазу, менее необычны, чем скажем, работы его современника Энди Голдсуорси , менее просты для восприятия, чем у Ричарда Лонга. Но все это имеет своей обратной стороной ту бесстрастность и власть, которую порождает близость и любовь его материала. Как и работа средневекового резчика по камню или строителя соборов, смысл его работы заключается в том, что она создана для более высоких целей, чем просто собственное создание. Здесь Культура и Природа не находятся в оппозиции. Подобно поэту Уолту Уитману, Нэш мог бы сказать: "Я верю в то, что лист травы не менее значим, чем пути звезд."

Предлагая назвать Нэша "серьезным" скульптором, в большей степени, чем эко-художником, Роберт Хоппер в своем эссе для каталога выставки в Лидсе утверждает, что Нэш принадлежит скорее к таким художникам, как Френсис Бэкон и Дэмьен Херст. Его "любимый инструмент, бензопила, является одним из непременный атрибутов такого жанра, как фильм ужасов". Мне эта мысль представляется в корне неверной. Нэш совершенно не нуждается в подобного рода утверждениях. Его работа не имеет ничего общего с агрессией или насилием, скорее ей присуще то материализовавшееся чувство достоинства работы, которое свойственно традициям малых церквей, заполнивших долины Уэльса часовнями, подобными той, в которой теперь обитает сам Нэш. Бензопила же не более, чем инструмент для работы. Подобно уэльским крестьянам, описанными так наглядно Р.С.Томасом в его суровых поэмах, искусство Нэша вырастает из его прочной связи с этими мрачными горами, грудами брошенного сланца, этих продуваемых всеми ветрами холмов и кремниево-серым городом, из которого и родились его ранние мечты об уходе. Повторяя слова другого поэта, Уилфреда Оуэна, оно произрастает из суровости и грубости окружающей среды, и чувства, очищающего эту грубость.

Работы Дэвида Нэша

Это и есть то присущее работам Нэша чувство достоинства, универсальности, что дает им их силу. В этом смятенном мире подобное возвращение к истокам, поиск корней оказыаются более жизненными, чем когда-либо. Именно теперь, когда так много галерей оказались заполнены работами, такими насмешливо-ироническими и вместе с тем надуманно-эфемерными, не более чем простой симуляцией реального существования. И когда мы мчимся вперед, ожидая наступления Золотого Века, такая позиция выглядит в большей и большей степени как коллективное психологическое отрицание страха неизвестности, что ожидает нас - возможных голода, войны, экологической катастрофы. Искусство, которое отворачивается от всего этого, предпочитая играть на лире, пока горит Рим, становится все менее и менее авторитетным.
Вступая в часовню Дэвида Нэша в Блайнай, вы видите на стене старую валийскую надпись, гласящую - "Sancteiddrwydd a weddai i'th dy" - "Освятите дом сей молитвой". И кажется глубоко символичным то, что его массивные деревянные колонны словно бы формируют новую конгрегацию, новое братство. Давно ушли в прошлое прихожане старой часовни: но остались вместо них вещи, сплавляющие воедино культуру и природу, интеллект и интуицию - искусство, что растет из духа и почвы.

1
2
следующая

 

 

Работы Роберта Хэрриса в Гриздейлском лесу

Работы Роберта Хэрриса
в Гриздейлском лесу

Работы Дэвида Нэша в Гриздейлском лесу

Работы Дэвида Нэша
в Гриздейлском лесу

САЛЛИ МЭТЬЮЗ : кабанья поляна в Гриздейлском лесу

Работы Салли Метьюз
в Гриздейлском лесу

 

 
ПРИРОДА В ИСКУССТВЕ - ИСКУССТВО В ПРИРОДЕ

Природа в искусстве - искусство в природе

Комплекс работ, выполненный более чем тридцатью скульпторами в Гриздайльском лесу в Камбрии, стал одним из наиболее показательных для этого направления в искусстве. Проект его начал разрабатывать Питер Дэйвис из "Северных искусств" еще в 1977 году, а теперь этот комплекс находится под опекой гриздайльского общества "Театр в лесу".

 

 
 
     
   

 

overgrass.ru

©2004-2016

проект
правила использования
контактная информация
начало
лента
имена
статьи